на главную     карта сайта     контакты          Лукич
Главная   Новости   Афиша   Дискография   Видео   Фото   Тексты   Статьи   Состав   Пресс-релиз   Друзья
 
 

Главная » Статьи » Рецензия на альбом «Ледяные Каблуки»

Рецензия на альбом «Ледяные Каблуки»

Когда что-то происходит, оно редко происходит постепенно, по каплям; нет, магия накапливается в тайных резервуарах времени, чтобы излиться неожиданно и вся. Весна 1995-го года в Тюмени была своего рода оргазмом эпохи - в снятой Джексоном-Кокориным избушке под Тюменью были записаны три альбома, ставших тайным магическим паролем 1990-х и всей пост-советской эпохи.

Я говорю о "Подарке для самого слабого" Чернозёма, "Быть живым" Манагера и Ледяных Каблуках.

Чёрный Лукич никогда не был собственно группой - так назывался любой состав, игравший с Димой Кузьминым; единственный более-менее стабильный состав группы (Кузьмин, Каргаполов; 1996-98) состоял из двух человек.

В 1993-95, организованное Летовым, Неумоевым, Манагером и НБП движение "Русский Прорыв" гастролировало по России, с серией интереснейших концертов (Гражданской Обороны, Инструкции по Выживанию, Манагера); при этом, состав трёх коллективов перекрывался процентов на 80.

Для записи Ледяных Каблуков, Чёрный Лукич ангажировал именно эту группу музыкантов, для такого случая названную "Лукоморье"; эта же группа по сути являлась и "Родиной" Манагера и "Чернозёмом" (с той лишь что разницей, что в Чернозёме барабанил Джек Кузнецов, а в Лукоморье и Родине - Саша Андрюшкин из Кооператива Ништяк).

Но Чёрный Лукич, из всех трёх - случай совершенно особый; нигде больше, пожалуй, отрицание Современности не прорывалась таким извержением экзистенциальных до плакатности наблюдений. Особое место Чёрного Лукича гарантировано уникальным взглядом - суицидальная метафизика, столь характерная для сибирского панка, заменяется прозрачными брейгелевскими зарисовками

Будет весело и страшно

Будет больно и смешно

Будет как на промокашке

Будет как в немом кино



Будут белые палаты

Будет добрый взгляд врача

Будут братья акробаты

Три звонка и три ключа




Метафизика не выдавлена, не оставлена - метафизика преобразована в золото просветлённого отчаяния. Даже в самых трагических песнях Лукича, суицид вынесен за скобки - он оперирует миром, если и не богооставленным, то безусловно не богоспасаемым; пение блаженной алмазной ржи посмертия заглушили кошмарные крики умирающего в Ленинских Горках - то ли Бога, то ли Владимира Ильича:

...Это в Ленинских Горах закричал и умер

Тот, кому не нужен Бог в морозных небесах

Это липкий страх пропустить вперёд

Того, кто поднимает гроб на розовых руках



Сгоревшая семья рассыплется от смеха

Замёрзшая семья расколется от смеха

Беззубая семья зашелестит от смеха

Безумную семью растопчут ради смеха




"Ледяные Каблуки" являли собой переход от ранних альбомов Лукича, лежавших в русле сибирско-панковской традиции (и записанных с Егором Летовым) к альбомам второй половины 1990-х, с его добрыми, спокойными песнями о муравьях и светлячках. Конец 1980-х - начало 1990-х воспринимался бесконечным экзистенциальным кошмаром; на этом фоне, акции НБП и концерты Русского Прорыва светились совершенно невероятным, радостным, победным коммунальным порывом. Многие помнят, наверное, концерты Русского Прорыва в поддержку Зюганова на выборах 1996-го года. Огромный зал, полный счастливой молодёжи с повязками НБП и фанатскими шарфами; подростки-школьники с флагами НБП, нестройно поющие "Непрерывный Суицид" - акапелла; римские салюты и возгласы "Слава России"; и надо всем этим - гитары Кузьмина и Каргаполова за пределами болевого порога громкости и их довольные хитрые физиономии. Конечно, не один Лукич блистал на этих концертах; но по количеству изливаемой любви и счастливой взаимности аудитории - Лукичу равных не было. Цайтгест того времени был уловлен им безошибочно и точно.

И хотя большинство песен на Ледяных Каблуках написаны раньше, и живописуют кошмарную реальность пост-советской гайдаровской России, дух альбома относится - к новой эпохе.

Если 1996-й - год несостоявшейся мирной революции, то 1995-й был полон ее, с замиранием сердца и перехваченным дыханием, почти до слёз - предвосхищением. "Бабье Лето" Чёрного Лукича стало гимном, даже - пожалуй - священной ессенцией, энтелехией той эпохи.

БАБЬЕ ЛЕТО (осень патриарха)



Бабье лето, бабье лето,

Жёлтой листвы костерок.

Дай мне в бою ненамокшего кремня

Плавный ружейный курок



Hаместник низложен, лихие гвардейцы,

Надев парики и чулки,

Под видом служанок пытаются скрыться,

Что ж, можно теперь отдохнуть,



Прилечь на шинель и забыться,

Или гулять по растительным рощам,

Которых не видел ни разу,

Где травы и камни до нынешней ночи

Доступными были лишь редкому глазу.



Здесь воздух наполнен, и даже пространство

Бессмысленным запахом леса,

На лавке, качаясь от лева до права,

Сидит неизвестная мне поэтесса.



Ты помнишь, товарищ, окопы копали,

Лекарственный запах, горелую копоть,

Как лезли на стены, как рвы крепостные

Телами друзей до краёв наполняли.



А тем, кто в обозе иль где-то при штабе,

Теперь не смешно, а обидно,

Когда наши светло-зеленые стяги

Всему мирозданию видно.



Из тёмных темниц, что застенками были,

Устроим для всех подземельные парки,

Чтоб дети в присутствии взрослых глазели

На крепкость камней и на качество сварки.



Бабье лето, бабье лето,

Жёлтой листвы костерок.

Дай мне в бою ненамокшего кремня

Плавный ружейный курок




На компакт-диске "Ледяных Каблуков" приведены обе версии этой песни - Кузьмина-Каргаполова из "Девочки и Рыси" и акустическая 1995-го года, в своё время вошедшая на кассетную версию альбома.

Ещё компакт дополнен песней "Еду на Север" из архивов Джеффа Жевтуна, блестяще сыгранной "Лукоморьем". В качестве исторического курьёза - бонус: "Слепой Дождик", миниальбом демо-записей, сыгранный и записанный Лукичом соло у себя дома, в период, непосредственно предшествовавший записи "Девочки и Рыси" с Каргаполовым - 5 песен, добрых и спокойных, в характерной для позднего Лукича полу-акустической аранжировке. Особенно хорош один из бонусов - инструментальная "Радуга": амбиентная гитарнo-органная композиция в лучших традициях Durrutti Column и Eyeless in Gaza.

Интересно, что творчество Джексона, питавшее "Чернозём" похожими пост-суицидными мотивами и зарисовками - вылилось, на записи Чернозёма, в совершенно иных музыкальных образах - плотных гитарах, сложном басовом рисунке и гораздо более современном, мрачном, готическом звуке; а "Ледяные Каблуки" звуком похожи на безучастную попытку сыграть Гражданскую Оборону. Несмотря на несомненную гениальность всех участников, песни Лукича звучат гораздо лучше на полу-акустическом альбоме "Девочка и Рысь" и на летовском "Солнцевороте". Интересно, с чем это связано - с избытком контроля со стороны Лукича или с общей алкогольной расслабленностью группы? Кто знает.

Так живут после Непрерывного Суицида.

...Трудно пить свободу из пустой бутылки

Трудно есть свободу из пустой тарелки



Трудно воевать

Кончились патроны

Кончились патроны

Трудно воевать

Кончились патроны

Кончились патроны



Помоги советом, помоги рукою

Помоги кастетом, помоги клюкою



Добивай меня

Кончились патроны

Кончились патроны

Добивай меня

Кончились патроны

Кончились патроны



Миша Вербицкий UR-REALIST
 
 
Главная   Новости   Афиша   Дискография   Видео   Фото   Тексты   Статьи   Состав   Пресс-релиз   Друзья
Все права защищены © 2002–2011, Лукич.
При использовании материалов сайта ссылка на www.lukich.info обязательна.
Работает на Rocket-CMS.