на главную     карта сайта     контакты          Лукич
Главная   Новости   Афиша   Дискография   Видео   Фото   Тексты   Статьи   Состав   Пресс-релиз   Друзья
 
 
Главная » Статьи » Интервью в г. Краснодаре

Интервью в г. Краснодаре

6 июля 2005

Чёрный Лукич. Часть 1




Интервью у культового новосибирского музыканта Димы "Чёрного Лукича" Кузьмина было взято на квартире одного краснодарского фаната этого музыканта. Так как спешить было некуда, то разговор получился длинным и содержательным. Для удобства интервью будет разбито на две части.



Андрей Помидорров: – Насколько большой вклад сделала "Гражданская Оборона" и конкретно Егор Летов для популярности группы "Чёрный Лукич"?

Чёрный Лукич: – Популярность - это, конечно, громкое слово. Но в любом случае, то, что меня знают в стране, во многом благодаря тому, что мы начинали вместе с Егором. И первые три альбома были записаны у него на студии. И в какой-то мере мне это очень сильно помогает. Дело в том, что я начал писать музыку и играть в группе в 1986 году, а первый раз сольный концерт отыграл в 1994-м. И долгое время я был уверен, что меня никто не знает. И для меня было настоящим шокам, когда в 1996 году меня с Олегом Манагером пригласили в Москву, где проходил фестиваль, который назывался "Любовь, которая не ржавеет". И там был просто полный зал и все подпевают мои песни, знают их. И я был поражен, что все это время, пока я находился в какой-то концертной тишине, а альбомы в это время как-то расходились. И во многом, конечно, первый интерес был связан с творчеством Егора и коллективами, которые находились рядом с ним. Я вообще считаю, что он во многом повлиял на мой подход к музыке. Когда я с ним познакомился, это в 1987 или в 86-м, моё отношение к музыке было обычное. И только встретив его, я впервые увидел, что человек живёт этим, считает это делом своей жизни и подходит к нему чрезвычайно серьёзно. И с того времени музыка для меня стала тоже серьёзным делом, и теперь я не мыслю себе жизнь без неё.



– Как часто бывает такое, что люди идут на "Лукича", надеясь услышать что-то похожее на "Гражданскую Оборону"?

– По счастью, это происходит крайне редко сейчас. Может, когда проходили первые концерты, люди надеялись увидеть панк какой-то. Но я стараюсь делать так, чтобы никто с концерта разочарованным не уходил, даже если изначально он ожидал чего-то другого. А сейчас, когда уже большое количество альбомов вышло, практически 90% публики знает, что они услышат.



– Самые большие трудности, с которыми сейчас приходится бороться?

– Трудно сказать. Ну, во-первых, самая большая трудность, не всегда, когда играешь в каком-то туре, сразу большое количество концертов подряд, нужно так настроиться, чтобы публика не почувствовала твоей усталости и поняла, что ты играешь для них сейчас и на всю катушку. Люди ведь не виноваты, что ты уже играл до этого. Они пришли на свой единственный концерт. И иногда такая концентрация требует очень больших сил и не всегда наверно удаётся поймать это с самого начала. Я только что отыграл несколько концертов на Украине и, на мой взгляд, не было двух одинаковых концертов. Специфика публики. Пытаешься разнообразить программу песнями. Чтобы не только людям было интересно, но и тебе самому. И пока мне это удаётся.



– Часто вижу в Интернете объявления о том, что выступает группа "Чёрный Лукич". А как я понял, группа, по сути, состоит из одного человека. Существовал ли "Лукич" как группа и есть ли желание создать полноценный коллектив?

– До конца 90-х годов, всегда был сессионный состав, который состоял в основном из музыкантов групп "Инструкция по выживанию" и "Гражданской обороны". Джеф там принимал участие. И только в середине 90-х мне удалось создать группу, где у меня был баян. Альбом "Жаворонок" записан с этим составом. Какое-то время с ними играл Андрей Щенников, бывший басист "Калинового моста". Потом был собран состав, в который входили два гитариста, басист и барабанщик, который существовал до моего отъезда в Питер. То есть до 2001-2002 года. Сейчас один из гитаристов живёт в Москве, второй живет в Питере. В принципе, возобновить этот состав никаких проблем нет. Но дело в том, что, поиграв в электрическом составе, я понял, что акустика для меня ближе. В дальнейшем я планирую, что писаться альбомы будут с электрическим звуком, а выступать в акустике. Это не какая-то вынужденная мера, а просто у меня это лучше получается. И в акустике мне легче донести свои песни до слушателя.



– Если играть в акустике и играть в электричестве, разная ли будет по составу песен программа?

– Как правило, да. Во-первых, в акустике я смогу сыграть, вот у меня список есть, больше 60 песен. Как правило, в электричестве, группа отыгрывает 20-25 песен. Поэтому ты немножко зажат этим набором песен. А в акустике я могу сыграть любую композицию. И из 86 года, и из последних. И это мне очень нравится. И часто я могу поменять ход концерта, почувствовав настроение публики или своё состояние, играя более лирические песни, или наоборот, более драйвовые. В принципе, мне последнее время нравится, как мы играли в Москве. В три гитары, и нам помогает Сережа из Зеленограда с губной гармошкой. Не хватает перкуссии, но у меня очень высокие требования к перкуссионисту, пока такой еще не встретился. Вот я считаю, что самый оптимальный для меня вариант, это акустический, но полным составом.



– Удовлетворяет тот уровень популярности, который есть? Не хочется ли чего-то большего?

– Скорее всего да, удовлетворяет. Потому что человеку всегда мало того, что у него есть. Но когда я вижу такое количество талантливых музыкантов, которых и я знаю, в Новосибирске, Барнауле, Тюмени, не имеющих даже такой возможности выступить, как у меня, в каких-нибудь клубах столичных или приехать в город Краснодар, понимаешь, что не так уж это и мало. А большего? Мне кажется, когда популярность превышает какой-то предел, на концерт приходит очень много посторонних людей. Приходит только из-за того, что ты модный. А когда ты имеешь тихое имя, то люди, как правило, приходят по-настоящему близкие и нужные. У нас получаются хорошие концерты. Я однажды поймал себя на мысли, играя в питерском клубе "Орландина", что атмосфера в зале стоит некоего такого идеального общества, к которому мы все стремимся, и все люди равные между собой и какие-то одухотворенные. Красивые лица, и ты понимаешь, что удалось на 2-3 часа создать в одном ограниченном пространстве создать некое общество, более высокое по своему развитию, чем то, что существует вокруг нас. И я уверен, что такое невозможно сделать, играя на стадионах.



– Некоторые музыканты боятся популярности, так как считают, что, став "звёздами", они станут писать не то, что хочется, а то, что хочет публика.

– Я думаю, что сейчас это не совсем так. Сейчас наш капитализм всё более в новую фазу перерастает, и сейчас потребитель стал более изысканным. Ему не нужно делать какие-то "Фабрики Звёзд". Нормальному буржуа нужно и "Гражданскую Оборону" послушать. Именно поэтому Егор востребован сейчас, и подписал контракт с хорошей фирмой, и в "Лужниках" концерт был недавно. Можно бояться, что деньги для тебя станут важнее, но не стоит бояться, что кто-то тебе будет диктовать свои условия. Если какая-то фирма заметит в группе самобытность, то она и будет её поддерживать. Чтобы команда была интересней для потребителя. И постановка творчества на поток относится к каким-нибудь группам типа "Корни" и "Звери", но к настоящему рок-н-роллу отношения имеет мало. Сейчас огромное количество хороших людей получило возможность послушать "ГО" и вживую, и на записях. Иногда бывает, что интересы издающих фирм и музыкантов совпадают. Но для меня это умозрительные заключения. Так как в моём случае этого нет и, возможно, не будет. Были какие-то варианты, но они ни к чему не привели. Видимо, моя музыка изначально ориентирована на ограниченный круг людей.



– Ты иногда выступаешь с "Гражданской Обороной", насколько сложные для тебя это концерты?

– Для меня тяжелее концерта, чем играть с "ГО" трудно себе представить. Потому что публика приходит на 99% слушать Егора Летова, и пытаться её заставить слушать свои песни крайне тяжело. И только опыт концертных выступлений позволяет это делать. Поэтому я играл не много с "Обороной". Последние совместные концерты были в Москве и Питере в честь 20-летия "ГО". И я пошел на это сознательно, зная все трудности. Но сделал это только в знак уважения Егору Летову. А в дальнейшем я ни в коем случаи не планирую совместные концерты.



– А с кем бы хотелось отыграть совместно?

– Трудный немного вопрос, надо над ним подумать. Любимые мои музыканты живут в двух городах в Тюмени и Барнауле. И вот с тюменцами, с "Чернозёмом", мне чаще удавалось играть квартирники и концерты. А лидер группы "Территория" Сват, когда-то жил в Москве, и мы почти все концерты московские играли вместе. Мне это очень нравилось. Эта обстановка игры и атмосфера очень близка. Играть люблю с барнаульцами. Это Дядя ГО, Слава Кобзарь, Настя Артемова, "Территория". Мне кажется, что когда мы выступаем вместе, то друг друга здорово дополняем, и слушателю очень комфортно.



–Черный Лукич. Часть 2

7 июля 2005




Андрей Помидоров: – Приходилось ли вам принимать участие в политических или общественных движениях?

Черный Лукич: – В 1996 году участвовал в "Русском прорыве". С Зюгановым мы ездили в тур. Надо было свалить Ельцина, который довел страну до краха, к сожалению, это нам тогда не удалось, но мы сделали всё, что могли. А вся моя нынешняя политическая активность заключается в том, что я часто играю концерты в поддержку репрессированных активистов Национал-большевистской партии. Это было в разных городах. И я считаю, что, не входя в НБП и во многом не разделяя политику верхушки этой партии, вижу в регионах среди членов много людей, которые болеют за свою страну. К сожалению, они подвергаются часто репрессиям. И по мере сил я пытаюсь поддерживать этих ребят.



– Расскажи о своих последних дисках.

– Из того, что выпускалось нами, это два диска на московской фирме "Выргород". Это альбомы "Мария" (2003) и "Вересковый мед" (2004). Новый альбом пока в стадии сочинения, возможно, мы скоро начнём его писать. Но из новинок. Это DVD нашего концерта в честь 20-летия "Гражданской Обороны" на "Горбушке" с бонусами различными. И еще на одном DVD выйдет концерт с моего дня рождения в этом году с большим количеством музыкантов. Был очень хороший звук, очень хорошая атмосфера. Я, к сожалению, не видел этого материала ещё, но скажу, что редко испытываешь такую радость после концерта. Надеюсь, это удастся передать на видео.



– До интервью ты сказал, что не любишь на видео смотреть свои выступления. Так как замечаешь ошибки, которые сделал. Есть ли в природе запись, которая тебе нравится?

– Дело в том, что очень много зависит от монтажа. Потому что только в записи концерта, не важно, аудио или видео, я нахожу свои огрехи. Причём, часто после концерта уходишь довольный, а посмотрев видео, понимаешь, что радоваться особенно и нечему. Видео очень часто не передает того эмоционального заряда, и нужно быть очень хорошим режиссёром и монтажёром, чтобы сделать всё правильно. В своё время один паренёк у нас в Новосибирске снял фильм "Будет дождь" по творчеству нашей группы. Небольшой, 25-минутный. Было использовано порядка 30-ти различных записей с разных концертов, начиная с самого первого в Москве. Плюс какие-то постановочные сцены. И несмотря на все свои огрехи, этот фильм меня удовлетворял. Во всяком случае, мне было интересно его смотреть. Но, к сожалению, его постигла плачевная судьба. Он был переписан на кассету в одном экземпляре и буквально в эту же ночь был выкраден системный блок вместе с фильмом. И сейчас он существует в каких-то обрывочных вариантах, восстановить его уже не удастся. Но Во всяком случае, из этого я сделал вывод, что если приложить к этому делу труд, талант, то можно сделать очень интересное видео. Для меня примером в этом плане считается запись концертного выступления группы "ТолкинХеад". Которое было сделано профессиональным кинорежиссёром. Она потрясает по своему воздействию. Казалось бы, сними любой концерт с нескольких видеокамер, смонтируй удачные планы, вот тебе и видео. И вот здесь можно увидеть, насколько рука хорошего режиссёра может преобразить впечатление. Даже не побывав на концерте, можно побывать в той атмосфере. Поэтому мы и не делали никогда клипов, хотя предложения поступали. Я считаю, что для группы нет ничего хуже, чем плохой клип. Клипы должны быть либо хорошими, либо их не должно быть вообще.



– Тебе в разных городах часто передают записи местных команд. На что ты обращаешь в первую очередь внимание? На тексты, музыку, технику игры, или общее впечатление от команды?

– Я, к своему стыду, очень мало прослушиваю их. Почему-то мне трудно в первый раз воспринимать человека в записи. Мне гораздо приятней где-то на фестивалях понять выступление артиста. И думаю, что очень много людей проходит мимо меня незамеченными. Потому что, во-первых, мне очень трудно заставить себя прослушать. Войти в это состояние любознательности. Например, был сейчас в Киеве и попали на фестиваль бардовской песни. Меня там просто поразил один человек Вадим Нарозницкий, у которого, к сожалению, вообще нет никаких записей. Мы пытались хотя бы на диктофон записать, но у всех кончились батарейки. И так и осталось только в памяти его выступление. Но я давно такого творческого шока не испытывал, потому что совершенно не знакомый и не известный за пределами Киева человек с настолько зрелым и ярким творчеством, что я был просто поражён. Ну, а внимание я обращаю в первую очередь, наверное, на мелодический ряд, потому что даже очень хорошие стихи, поданные в убогой музыкальной форме, я вряд ли восприму.



– Какая музыка у тебя вызывает такое раздражение, что хочется выключить её?

– В первую очередь, российская эстрада. При том, что любимый у меня стиль советская эстрада 60-х начала 70-х годов, которую я слушаю практически всё свободное время. Есть какие-то нейтральные непонятные для меня стили, это что-то типа хеви-металла.



– У тебя наверно любимая радиостанция "Ретро"?

– Да. Радио "Ретро" и "Мелодия". Это те радиостанции, на которые я настраиваю приемник. Но, к сожалению, на "Мелодии" очень маленькая фонотека. Когда я приехал в Питер из Новосибирска, я первый раз ее услышал и очень обрадовался. Стал записывать любимые песни с эфира. Но меньше, чем через месяц, я обнаружил, что все уже крутится по новому кругу, и это тоже не совсем приятно. Причем это странно, так как я, не будучи коллекционером, имею гораздо больше музыки в своей фонотеке, чем есть на радио. "Ретро" я меньше знаю, так как не так давно слушаю.



– Какие команды практически в полном объёме представлены в вашей фонотеке?

– Сейчас уже нет у меня такого. А вот в своё время Вы, наверное, знаете, что Егор Летов очень большой коллекционер. И я тоже попал под эту волну коллекционирования, и в какое-то время, будучи человеком азартным, понял, насколько меня затягивает. Когда уже все интересы семьи и любые другие дела, лежащие вне покупки любимого альбома, для меня не представляют ничего. И я усилием воли продал по дешевки всю коллекцию, что у меня была, и с тех пор не обременяю себя этим. Покупаю интересные диски иногда, но как только они мне надоедают, то я их дарю. Исключение составляет советская эстрада - Анна Герман, Валерий Ободзинский, Инна Бродская, Майя Кристалинская, Тухманова. Любимый самый композитор это Таривердиев, которого я стараюсь максимально собрать. Это то немногое, что у меня есть в дорогих коллекционных изданиях.



– А ходите ли на ретро-концерты, где как раз перепевают все эти песни?

– Нет, ни разу не был. Возможно, если бы совпало, то я бы сходил бы на концерт памяти Таривердиева в концертном зале Чайковского. До сих пор у меня не получалось, а вот мой товарищ ходил, и у него осталось двоякое впечатление. Так как песни исполняются не теми людьми, которые были в свое время выбраны самим композитором. Одно из самых приятных событий в моей жизни - это когда один знакомый подарил два моих диска Вере Таривердиевой, вдове композитора. Её реакции я не знаю, так же как и не знаю, прослушала она их или нет, но сам факт, что женщина, которая во многом была музой для него, слушает мою музыку, меня очень сильно греет. В своё время "Гражданская оборона" объявила трехдневный траур, когда Таривердиев умер. Тогда слушалась только его музыка, пилась водка.



– Чей положительный отзыв по отношению к твоему творчеству был для тебя самый приятный?

– Мне очень легко ответить на этот вопрос. Это Рома Неумоев из группы "Инструкция по выживанию". Если бы у меня спросили "какая группа самая любимая?", то я бы ответил, что это "Инструкция". Мне, самому автору песен, до сих пор мне не понятно, как можно писать песни такой глубины. И каково было моё удивление, когда в одном из интервью я прочитал, что его любимым музыкантом являюсь я. Это редкое в нашем мире состояние гармонии и мира. И в этом нет никакого "кукушка хвалит петуха+".



– Было ли желание бросить музыку?

– Очень часто бывает. Как правило, это наступает после завершения концертного тура. Наступает такое опустошение. Я могу неделю в руки не брать гитару. Но проходит время, и возникает голод, и очень хочется петь, концертировать. Подобное еще возникает после того, как записал альбом. Это забирает тоже много энергии и сил. У меня был очень жуткий период. Примерно с 1991 по 1994 год я не сочинил ни одной песни. Это был невероятно тяжелый период. Потому что когда долго не пишешь, начинаешь думать, что вдохновение тебя покинуло навсегда. Но большей радости после того, как я написал песню после этого перерыва, трудно себе представить. Это была песня "Капитанская заря", она потом вошла в несколько альбомов. Возможно, потому что одна из самых мною любимых. Сейчас бывает, что подолгу. Месяц другой не появляется ничего нового, и опять появляется мысль, что все опять началось, и сколько это продлится не понятно. В общем, мы сейчас как слоны, подолгу вынашиваем свои песенки.



Андрей Помидорров, июль'2005
 
 
Главная   Новости   Афиша   Дискография   Видео   Фото   Тексты   Статьи   Состав   Пресс-релиз   Друзья
Все права защищены © 2002–2011, Лукич.
При использовании материалов сайта ссылка на www.lukich.info обязательна.
Работает на Rocket-CMS.